Уважаемый читатель!
Поделись интересной новостью со своими друзьями в социальных сетях!

6 - Юлия Рожкова

8 - Елена Мертюкова

9 - Лариса Беляева

15 - Николай Иванов

17 - Валерий Шарипов

18 - Роза Шакенова

18 - Николай Дроздецкий

20 - Жадыра Канафина

25 - Танат Сугурбаев

26 - Кайролла Муканов

29 - Бакытжан Дуйсенова

29 - Закиржан Мамлютов

ГлавнаяОбщество ⇒ Как обустроились в Поднебесной этнические казахи

Как обустроились в Поднебесной этнические казахи

Каждому казахстанцу наверняка знакома аббревиатура СУАР. Все знают, что это Синьцзян-Уйгурский автономный район Китайской Народной Республики. Однако представления о нем часто ограничиваются лишь тем, что тут горные хребты, не самые комфортные для проживания, схожий с нашим климат, а еще здесь когда-то проходил Великий Шёлковый путь. Многие предполагают, что по сути СУАР не сильно отличается от приграничных районов Казахстана, да и население, немалой долей которого являются практически родные нам уйгуры, только укрепляет такую уверенность. Однако подлинный Синьцзян – обширный, контрастный, красивый и процветающий – можно узнать, лишь непосредственно побывав в нем, а еще лучше – пожив хотя бы недельку.
СУАР – очень интересное и необычное место. Возможно, правы те, кто называют его «самым некитайским Китаем». Во многом это действительно так. Первое впечатление от Синьцзяня – это Центральная Азия, а не традиционный Китай. По крайней мере в культурном смысле этого слова. Наша делегация журналистов, за исключением одной светловолосой девушки, не особо привлекала внимание местных жителей. Принимали за своих, и даже удивлялись, когда мы не отвечали на китайскую речь.
СУАР ломает сложившийся стереотип о Китае как о перенаселенной стране. Судите сами: это самая большая провинция современной Китайской Народной Республики. Ее площадь – 1 миллион 700 тысяч квадратных километров, то есть одна шестая часть всей КНР. И на этой огромной территории проживает всего 20 миллионов человек, что по меркам перенаселенного Китая практически безлюдное место. Отличился СУАР и другим рекордом – на эту провинцию приходится четверть всей государственной границы Китая. Он соседствует сразу с восемью странами: Казахстаном, Россией, Кыргызстаном, Таджикистаном, Монголией, Индией, Пакистаном и Афганистаном.
Синьцзян – особый регион и в этническом отношении, совсем не похожий на остальные китайские провинции. Тут проживают представители нескольких десятков национальностей. Как выяснилось, с 1950-х годов доля китайцев постоянно растет, что является результатом масштабной правительственной программы переселения сюда представителей этнической нации из восточных регионов страны. Теперь китайцев (их называют ханцами) здесь три четверти от всего населения. Бывший уйгурский поселок Урумчи стал китайским мегаполисом. Однако живущие здесь народности ревностно чтят свои обычаи и традиции. К тому же в стране почти полностью копируется советская национальная политика: в Синьцзяне есть уйгурские, казахские и таджикские национальные автономные районы, во главе каждого стоит представитель титульной нации, а его заместителем является китаец.
Как мы смогли убедиться, казахи, проживающие на территории Китая, довольны судьбой, получают поддержку от государства и в большинстве своем пока даже не думают возвращаться на этническую родину.

СМИ

К примеру, работники казахской редакции Синьцзянского телевидения. Как рассказал нам заместитель директора Канат Ережеп, из 12 каналов, транслируемых по СУАР, чисто на казахском языке вещают два – по 18 и 16 часов в день. Плюс ежедневно четыре часа на специальном канале для самых маленьких, где показывают мультфильмы и развивающие детские передачи. В этом году казахскому ТВ исполняется ровно 30 лет. Ережеп здесь со дня основания в далеком уже 1985 году, тогда вся редакция состояла из восьми человек. Вещание занимало два часа эфира на китайском канале, раз в неделю, по воскресеньям. Сегодня здесь трудятся уже 258 человек. Как оказалось, синьцзянские казахи не сильно отличаются от наших по вкусовым пристрастиям – здесь тоже очень любят сериалы, хотя большей популярностью пользуются ленты китайских, корейских и американских производителей. Индийские мыльные оперы не в чести. Ежегодно через отдел переводов и дубляжа проходит до 2500 сериалов. Пожалуй, местные зрители даже переплюнули в этом отношении наших домохозяек. Кроме того, переводят новости Центрального телевидения ССТВ, документальные фильмы. И конечно, снимают свои передачи: их несколько, разделенных по тематике – для женщин, детей, путешественников, аграриев, юристов и т.д. Большим успехом пользуются концертные программы, всевозможные айтысы, поэтические конкурсы, передачи о национальных традициях, кочевой культуре. Кроме Китая, трансляции ведутся также в Казахстане, Турции, Монголии.
Не могли мы не поинтересоваться и жизнью наших коллег-печатников. Главная газета региона так и называется – «Синьцзянская газета». Выходит на четырех языках, в том числе на казахском. Кстати, казахский язык здесь – непривычный для нас, на основе кириллицы. Тут пишут арабской вязью, слева-направо. Газета существует со дня образования СУАР, еще с 1933 года. Имеет приложение в виде двух иллюстрированных журналов. За всю работу отвечает коллектив редакции из 80 человек. В 1953 году «Синьцзянская газета» обрела статус ежедневки, причем в буквальном смысле – выпуск ее не прекращается ни в субботу, ни в воскресенье. Работа журналиста, по нынешним меркам, оплачивается довольно щедро, средняя зарплата – 250 000 в переводе на тенге, к тому же выходные и праздничные дни – по двойному тарифу, вдобавок даются отгулы.
Тираж газеты – 15 000 экземпляров, тематика – не ограничена, в основном это политика, общество, экономика, новости, литература, искусство. Интересный факт – все вышедшие материалы архивируются по отдельным тематикам и по мере накопления (в среднем раз в пять лет) выпускаются в виде внушительного размера сборников. Очень удобно.
Отдельными еженедельными изданиями выходит газета для крестьян, а также газета коммунистов. Кстати, членство в партии не влияет на продвижение по службе, руководителем совершенно спокойно может стать беспартийный сотрудник.
В целом по округу 13 газет, все они государственные. Наш вопрос о частной форме собственности печатного издания китайские коллеги даже не поняли. Зачем? – удивлялись они. Все расходы по выпуску газет берет на себя государство.

Гранит науки

Говорят, что вдали от дома быстро забываются корни, национальные традиции, обычаи, культура. Возможно. Но не в случае с синьцзянскими казахами. Сложилось ощущение, что они, напротив, нас, местных казахстанцев, могут многому поучить. Что мы вообще имеем лишь слабенький двухпроцентный раствор того, что знают они. Все логично – в чужой стране, рядом с другими, совершенно чуждыми по культуре людьми память о своем – единственное, что остается. Потому так трепетно относились к ней казахи, оказавшиеся в Китае в далеких 30-х годах прошлого столетия, передавали из поколения в поколение знания и умения, сохранив их практически в первозданном виде. Говорят, не так давно ставший популярным в Казахстане танец «Кара жорга» привезли с собой оралманы из Китая, вернувшиеся на историческую родину.
Или-Казахский автономный округ – наш следующий пункт посещения. Центр его – город Ининь, по-нашему Кулжа. Здесь находится самая большая в округе казахская школа № 1, где учатся более тысячи детей 7–12 классов. 99 процентов из них – казахи.
Сойдя с автобуса, на подходе к учебному заведению мы услышали из громкоговорителей звуки «Кара жорга». Тысяча детей на площадке перед входом в главное здание, выстроившись стройными рядами… делали зарядку. Как пояснила нам директор школы Жанар Иманали, движения из танца «Кара жорга» идеально подходят для разминки, которая является обязательной частью в школьном графике. На большой перемене двадцать минут абсолютно все ученики еже-дневно танцуют и тем самым делают физзарядку. Никто не увиливает, движения отточенные, как в армии. «Муштра» – подумалось невольно, однако сами ученики не выказывали никакого недовольства. Это данность, и они ее приняли.
По всему периметру школы коммунистические лозунги с призывом любить родину, быть патриотом, стремиться к социализму. Дети уже сейчас все равны – у них у всех одинаковая школьная форма вне зависимости от пола – и девочки, и мальчики одеты в спортивки сине-черных и красно-черных тонов, кроссовки. Никаких юбочек, бантиков, каблучков… Со спины различишь разве что по длинным косам – пожалуй, единственному «девочковому» отличию. Хотя воспитанию прекрасного пола тут уделяется особое внимание. На стенде у входа прописан целый кодекс правил поведения для девочек, по пунктам расписаны запреты.
Школа на днях отметила свой 80-летний юбилей. Здесь очень гордятся своими выпускниками. К слову, знаменитая казахская оперная певица, первая и единственная солистка парижской «Гранд Опера» из Казахстана, заслуженная артистка республики, лауреат многих престижных международных конкурсов, «самая знаменитая оралманка» Майра Мухамедкызы тоже вышла из стен этой школы.
Как уже было сказано, здесь учатся дети среднего (7–9 классы) и старшего звена (10–12). До шестого класса они получают образование в рядом стоящей казахскоязычной школе для младшего звена. Большая половина учащихся – приезжие из районов (их в округе восемь), это дети крестьян, фермеров из малоимущих или многодетных семей. Им предоставляется общежитие тут же при школе. К слову, площадь ее довольно большая – 18 тысяч квадратов. При этом девочки живут в отдельном крыле от мальчиков.
Учатся по системе пятидневки, по восемь уроков ежедневно. До 10-го класса образование бесплатное, после – 700 юаней (около 35 000 тенге) в год. Одаренные ученики посещают отдельные кружки, за отличную учебу государство выдает пособие – 750 юаней, то есть ребенок сам может оплатить год обучения. Хороший стимул.
Кстати, о деньгах. Средняя зарплата учителей здесь, учитывая, что район, можно сказать, провинциальный – 4,5–5 тысяч юаней, то есть примерно 250 тысяч тенге. Многое зависит от квалификации, пропорционально ей и зарплата может вырасти до 8–10 тысяч юаней (400–500 тыс.). В крупных городах Китая, типа Пекина или Шанхая, учительский оклад еще выше.
 

Кочевники

Сохранилась здесь и культура кочевания, что очень удивило журналистскую братию. В одном из районов Ининя (Кулжи) проживают более 250 семей, занимающихся разным хозяйством, в том числе животноводством, традиционным выпасом скота.
Мы побывали в доме у аксакала Жексена Мухаметкана. Он имеет немаленькое хозяйство в 80 верблюдов, 200 баранов,  два десятка лошадей и несколько коров. Как и положено, у аксакала имеется зимовка, а летом он вместе с сыном кочует на жайлау, правда, традицию все же слегка осовременили – на далекие расстояния выезжают на машинах. Оказывается, пасти скот можно и так. Основной вид прибыли у Жексена ата – продажа верблюжьего молока, шубат здесь очень популярен, о его целебных свойствах слагают легенды. К слову, стоит он не очень дорого – 40 юаней за литр, почти те же 200 тенге за литр коровьего молока у нас.
Земли для выпаса скота предоставляет государство на безвозмездной основе. Однако она не считается личной, а выдается в аренду на 49 либо 99 лет.
Кстати, дома для жителей этого казахского аула тоже помогает приобрести правительство Китая. В среднем стоимость дома в 100 квадратов здесь – 50 тысяч юаней, 40 из них дает в беспроцентный кредит государство, оставшиеся 10 должен собрать сам фермер. Старики получают пенсию, в среднем равную по-нашему 130–150 тысячам тенге. Женщины уходят на заслуженный отдых в 55, мужчины – в 60 лет.

Предприниматели

Одним из интереснейших мест нашего посещения стала единственная фабрика в Кулже, шьющая национальную казахскую одежду – ТОО «Тасбулак». Хозяйка ее – Женискуль Нурданаакын, в прошлом преподаватель, госслужащий, с детства любила смотреть, как мама мастерила из безликих лоскутов ткани настоящие шедевры. Любовь к творчеству в конце концов победила, и Женискуль оставила государственную работу, решив заняться делом по душе. Начинала как семейный бизнес, подключила к работе родственниц, учила их шить, обращаться с машинкой, делать выкройки. С тех пор прошло более 15 лет (предприятие открылось в 1999 году), сегодня у нее уже больше ста работников. Прежде чем заняться бизнесом, женщина долгое время проводила исследования, по крупицам собирала сохранившиеся данные о видах национальных орнаментов, способах вышивания, интересных дизайнерских выдумках, стилях.
– У нас тут проживают представители нескольких родов – албаны, кереи, кызай и т.д., и у каждого свои узоры, даже цветы не повторяются. Старалась запечатлеть их все, в итоге собралось очень много информации. Вы, например, знали, что у юрты есть 22 вида? – удивила нас Женискуль.
Начинала буквально с чистого листа. И теперь, чтобы не растерять эти знания, она открыла небольшую школу при своей фабрике, куда регулярно набирает учениц и бесплатно обучает. Некоторые из них приезжие из других районов, им она предоставляет и жилье. Конечно, это большие траты, без помощи тут не обойтись. Поддержку оказывает государство, ежегодно выделяя предпринимательнице немалую сумму.
Фабрика работает по четырем направлениям – национальная свадебная одежда, сценические костюмы; товары для туристов, сувениры; постельное белье, шторы, покрывала и самое трудоемкое – по пошиву юрт. Их заказывают для музеев, на масштабные государственные мероприятия (кстати, недавно и Казахстан заказал целую партию). Товар под маркой «Тасбулак» распространяется по Китаю, Казахстану, Турции и Монголии. Вся женская линия одежды выходит под лейблом «Женискуль». Каждое платье – это действительно эксклюзивная, яркая вещь, затейливые узоры, выложенные бисером, делают наряды не-похожими друг на друга. Чего только стоят головные уборы! Это искусство высшего пилотажа. На пошив одного наряда уходит в среднем неделя, тут и машинная работа, и ручная. Стоимость его в среднем – 3000 юаней (150 тысяч тенге).
Недавно фабрике поступил крупный госзаказ на пошив целого этнографического аула из ста юрт – полностью укомплектованных, от внутреннего убранства до наружного оформления. Под этот проект правительство Китая выделило 6 га земли, оказало финансирование – целых 100 млн юаней. Теперь «Тасбулак» загружен на полную мощь. Но ни одна сторона не пострадает, уверяет бизнесвумен, напротив, почти каждый день приходят новые задумки, линия товаров увеличивается.
Можно бесконечно долго писать и говорить о жизни наших соотечественников в этом удивительном крае. Все они разные, занимаются каждый своим делом, но всех объединяет одно – Китай волею случая стал для них родным домом, им здесь уютно и спокойно, однако любовь к Казахстану в них также сильна, она передалась генетически и заботливо лелеется в душе каждым из них. Все, с кем нам довелось побеседовать, решительно настроены хотя бы раз побывать на исторической родине, вдохнуть полной грудью ее воздух, увидеть своими глазами воспетые акынами степи и горы.

Нургуль САЛЫКЖАНОВА,

Алматы – Урумчи – Ининь –

Алматы




Искать похожие статьи:

Оставьте свои комментарии