Уважаемый читатель!
Поделись интересной новостью со своими друзьями в социальных сетях!

14 - Алия Икамбаева

16 - Елена Кузнецова

17 - Сергей Шут

19 - Айымгуль Абилева

19 - Амангельды Бекмуратов

21 - Дмитрий Ройз

22 - Анна Куликова

26 - Андрей Фролов

28 - Галия Нурушкина

28 - Валентина Петрова

ГлавнаяВласть и дело ⇒ Казахстан и Иран могут выйти на новый уровень сотрудничества

Казахстан и Иран могут выйти на новый уровень сотрудничества

Запад официально снял большую часть санкций с Исламской Республики Иран.  В частности страна вновь получила доступ на рынок нефти и к замороженным ранее активам,  восстановлена возможность пользоваться системой SWIFT. Новая экономическая реальность, в которую входит ИРИ, по словам экспертов, открывает широкие возможности для сотрудничества Астаны и Тегерана.


Чрезвычайный и полномочный посол Исламской Республики Иран в Казахстане Моджтаба Дамирчилу после снятия санкций сообщил, что  это решение придаст новый импульс торгово-экономическому сотрудничеству РК и ИРИ.
«По поводу новых возможностей, это, например, железная дорога, которая соединит две соседние страны – Ирак и Азербайджан. И суть данного проекта заключается в том, что теперь Казахстан соединяется с регионами Кавказа и со странами Ближнего Востока. То есть это возможности, которых раньше не было, и сейчас мы имеем возможность воспользоваться этим потенциалом сотрудничества», – поделился он.
Примечательно, что первое официальное соглашение после отмены санкций Иран подписал именно с Казахстаном. 17 января 2016 года в Тегеране был подписан протокол о выполнении авиакомпанией «Air Astana» прямых регулярных авиарейсов между Казахстаном и Ираном.

Всё, кроме нефти

Координатор исследовательских проектов евразийского центра «Самрау» Дмитрий Михайличенко заметил,  что углеводородная конкуренция в краткосрочной перспективе заставит Казахстан, как и Россию, умерить свои аппетиты, однако в средне- и долгосрочной перспективе выгоды от сотрудничества с Тегераном будут обоюдными как для Астаны, так и для Москвы. К тому же здесь важен и геополитический контекст. Тегеран неоднократно выражал заинтересованность в процессах евразийской интеграции, что в конечном счете способствует усилению потенциала самой структуры как центра притяжения. В свою очередь иранские компании неоднократно выражали готовность поставлять в Казахстан промышленное оборудование, стройматериалы, автомобили, автобусы и даже свежие фрукты. Совсем недавно подписанный Казахстаном и Ираном протокол о прямых авиарейсах свидетельствует не только об интересе бизнеса, но и о политической воле руководства страны, направленной на интенсификацию сотрудничества, заметил эксперт.
«Полагаю, Казахстан поможет Ирану выйти из международной изоляции. Условия для этого существуют. Новые перспективы открываются и у железной дороги Казахстан – Туркменистан – Иран. Нефтегазовая отрасль ИРИ нуждается в модернизации, и, конечно же, казахстанские компании могут принять участие в этом процессе. Однако Тегеран в данном случае будет занимать прагматичную позицию и выберет партнеров не с точки зрения геополитической близости, а с точки зрения экономической целесообразности. В любом случае снятие санкций с Ирана открывает новые возможности и новые рынки сбыта для государств – участников Евразийского экономического союза», – заметил Дмитрий Михайличенко.

Евразийский вектор

Эксперт по внешней политике Института мировой экономики и политики при Президенте РК Жумабек Сарабеков подчеркнул, что существовавшие санкционные ограничения в отношении Ирана не распространялись на отрасли, связанные с казахстанским экспортом. Поэтому не стоит ждать какого-либо прорыва в торговых отношениях. В рамках закона США о всеобъемлющих санкциях к ввозу в Иран допускались в основном сельскохозяйственные товары, продукты питания, медикаменты и медицинская аппаратура. Между тем  в последние годы наблюдается активизация казахстанско-иранских торговых отношений. По итогам 2014 года объем двусторонней торговли достиг 987 млн долларов, что составляет 35 процентов общего товаро­оборота с Ираном в рамках ЕАЭС. По сравнению с 2013 годом  – 620 млн долларов, товарооборот Казахстана с Ираном вырос на 60 процентов, в том числе можно отметить рост экспорта из РК на 67 процентов. РК нарастила экспорт сельскохозяйственных товаров, таких как пшеница, ячмень и овес. Также отечественные экспортеры втрое увеличили поставки семен льна, рапса и полсолнечника на иранский рынок, привел факты эксперт.
«В целом рынок Ирана носит стратегический характер для экспорта казахстанского зерна, так как это один из крупнейших импортеров, который расположен относительно недалеко от нас. Тем более что в ближайшие годы привлекательность иранского рынка будет только возрастать в связи с увеличением потребности ИРИ в зерновых. Ключевой вопрос в сфере развития двусторонних отношений и взаимных инвестиционных контактов связан главным образом с перспективами создания зоны свободной торговли между Ираном и Евразийским экономическим союзом. Актуальность идеи о ЗСТ заключается в том, что после образования Таможенного союза товарооборот между Ираном и интеграционной тройкой упал почти в два раза – с  5 млрд долларов до 2,7 млрд долларов. Снижение товарооборота вызвано отчасти кризисными явлениями в мировой экономике. В то же время этому в немалой степени способствуют высокие таможенные пошлины в странах – членах экономического союза для иранских экспортеров. Поэтому иранские бизнесмены просят свое правительство способствовать снижению тарифов в торговле со странами ЕАЭС. Астана и Тегеран возлагают надежды на международную железнодорожную магистраль Иран – Туркменистан – Казахстан, которая была запущена в эксплуатацию в декабре прошлого года. По оценкам, новый транзитный коридор создаст условия для увеличения двустороннего товарооборота в 5 раз. Кроме того, данная железная дорога открывает для Казахстана прямой путь в страны Персидского залива в обход морских маршрутов. В свою очередь Иран получает доступ к рынкам России и Китая», – пояснил Жумабек Сарабеков.

Традиционный партнёр

Координатор проектов по внешней политике Института мировой экономики и политики Аскар Нурша заметил, что  санкции США в отношении Ирана в качестве побочного эффекта препятствовали развитию торгово-экономических и транспортных связей этой страны со странами Центральной Азии и Кавказа. Без полноценных контактов с ИРИ задача диверсификации экономик и транспортно-энергетических маршрутов стран по обе стороны Каспия является трудновыполнимой, считает эксперт. При этом страны Центральной Азии, как внутриконтинентальные страны, находятся в более сложном положении, а это в свою очередь значительно повышает роль и влияние России и Китая в их внешнеторговой политике. Снятие санкций служит сигналом, что блокировка Западом Ирана, за исключением ближневосточного направления и технологий, используемых в иранской ракетной программе, ослаблена.
«Это даст мощный импульс для расширения двустороннего экономического сотрудничества между Казахстаном и Ираном, создавая условия для инвестиционного сотрудничества, деятельности совместных предприятий, более широкого доступа Казахстана на рынки Ближнего Востока, диверсификации не только экспорта, но и импорта, расширения участия иранских компаний в строительстве транспортной, энергетической и логистической инфраструктуры на территории Казахстана. Не менее важно, что снятие санкций открывает Ирану путь в ШОС», – подчеркнул Аскар Нурша.
Специалист по Ближнему и Среднему Востоку Антон Евстратов более скептичен. Он считает, что вряд ли стоит принимать всерьез надежды на участие Астаны в разработке нефтяных месторождений ИРИ. Тегеран испытывает потребность в совершенствовании и расширении своей нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей инфраструктуры, однако для этого ему будет легче и выгоднее привлечь европейские компании, имеющие соответствующий опыт и наверняка располагающие для иранской стороны множеством выгодных предложений. Но, по его словам, можно ожидать и позитивные моменты. Иран сможет вновь инвестировать в самые высокотехнологичные отрасли казахской экономики – например, в производство и импорт лекарств. Более того, иранская сторона способна увеличить объемы продаж своей автомобильной продукции, не говоря уже о менее наукоемких товарах. Однако отмена санкций снимет не только ограничения на экспорт ряда товаров и сотрудничество в ряде отраслей. Прежде всего это даст возможность ИРИ вновь подключиться к системе банковских переводов, что облегчит расчеты с иранской стороной, максимально затрудненные до настоящего времени.

Одержимость Ираном

Эксперт представительства КИСИ при Президенте РК Анна Гусарова считает, что нынешняя одержимость Ираном серьезно недооценивается. Во-первых, страна десятилетиями находилась под санкциями. Во-вторых, сегодня крайне затруднительно дать точные характеристики неф­тегазовых месторождений ИРИ, их состояния и возможностей, а также экономической ситуации в стране. Уровень безработицы в 2014 году составлял 10,6 процента, а уровень инфляции достиг 12,6 процента в декабре прошлого года. В-третьих, никто не отменял наличие других, не менее важных политических и религиозных проблем во взаимоотношениях США и ЕС с Ираном. Наконец, в-четвертых, отмена санкций, процесс которой занял достаточно длительный период времени, может очень быстро смениться введением новых, не относящихся к сфере энергетики санкций. К примеру, США уже наложили новые санкции на Иран из-за испытаний баллистических ракет, заметила она.
«Наращивание взаимодействия между Казахстаном и Ираном очевидно в трех направлениях: ЕАЭС, транзит и безопасность. Будучи председателем в ЕАЭС, Казахстану важно торпедировать подписание соглашения о зоне свободной торговли с Тегераном. Процесс уже активно идет, но результаты заставят себя подождать. Однако конкретные бонусы в данном направлении появятся не скоро. К примеру, Израиль прогнозирует рост товарооборота со странами ЕАЭС на 6-8 процентов. Рост товарооборота и возможности для экспорта казахстанской продукции: машины, оборудование, транспортные средства, приборы и аппараты, металлы и изделия из них, продукция химической промышленности, включая каучуки и пластмассы, вероятно, станут приоритетным направлением сотрудничества. Если в 2008 года экспорт из Казахстана в Иран превышал 2 млрд долларов, то за 9 месяцев 2015 года он сократился до 397 млн долларов. Аналогичное среднесрочное увеличение объемов перевозимых транзитных грузов можно ожидать в рамках железной дороги Казахстан – Туркменистан – Иран. Учитывая поставленные ИРИ задачи по увеличению экспорта сырой нефти на европейский рынок,  актуализируется вопрос Транскаспийского газопровода. Проблематика вокруг статуса Каспия также может приобрести новый ракурс. Среди других потенциальных сфер сотрудничества важно выделить политический диалог с Ираном в сфере безопасности, в частности по Афганистану и Сирии», – пояснила Анна Гусарова.
А вот политолог Султанбек Султангалиев не скрывает своего скептического отношения к вопросу углубления сотрудничества с Ираном, так как, по его мнению, кроме экспорта пшеницы других перспективных направлений в экономических взаимоотношениях пока не видно. Общим может стать вовлеченность Ирана и Казахстана в китайский глобальный проект Нового Шелкового пути, что сулит РК улучшение логистики в южном направлении. Иран, как и Казахстан, находится в ситуации, когда необходимо инвестировать в собственные рынки и энергично искать зарубежных партнеров для этих целей. В этом отношении страны являются конкурентами. В геополитическом плане у Казахстана с Ираном нет принципиальных разногласий за исключением дружеских отношений Казахстана с Саудовской Аравией и арабским миром вообще, что  может тормозить развитие двусторонних отношений, заметил он.

Оценивать ситуацию трезво

Аналитик, доктор университета регионоведения «Ханкук» из Южной Кореи Ровшан Ибрагимов подчеркнул, что всегда положительно на любую страну влияет то, что ее соседи экономически развиваются.  По его словам, для Казахстана наиболее значимым фактором в сотрудничестве с Ираном, которое было невозможно при санкциях, может стать возможность экспорта нефти на мировые рынки путем альтернативных маршрутов. За счет своповых поставок нефть из Казахстана танкерами может поступать в порты Ирана на Каспии, а оттуда в индустриальные центры, которые в основном сосредоточены на севере страны. В то же время основное производство нефти в ИРИ находится на юге страны, и Тегерану выгоднее было бы приобретать нефть из прикаспийских стран. В свою очередь иранская нефть, как казахская, взамен поставок на севере могла бы через Персидский залив поступать на мировые рынки, сказал он. Что же касается участия «КазМунайГаза» в разработке нефтегазовых месторождений Ирана, здесь прежде всего, имеет значение наличие свободных финансов у компании и надлежащего опыта в данной сфере, сказал эксперт.  По его мнению, интенсивность совместной деятельности между двумя странами будет наблюдаться и по транспортировке грузов по коридору Север – Юг.
Председатель Экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорий Трофимчук заметил, что сама по себе иранская нефть, выйдя на мировой рынок, ничего «понизить» не может, так как здесь работают не экономические, а политические факторы. К тому же надо понимать, что США не сняли санкции с Тегерана в полном смысле этого слова, они просто решили использовать иранский сырьевой механизм для реализации своих геополитических целей. Ирану, естественно, некуда деваться, так как стране надо как-то жить, поэтому он рад даже этой возможности. Поэтому дальних планов здесь строить не стоит, сказал эксперт.
«Казахстану надо пытаться использовать любые возникшие возможности. Однако, как представляется, они могут быть реализованы, совместно с Ираном, в очень конкретных и узких сферах. Но даже общая многолетняя работа в группе каспийских стран показывает, что и здесь всё далеко не так просто и быстро, как хотелось бы. При этом политическое и дипломатическое сотрудничество двух стран может быть, безусловно, активизировано. Иран, конечно, может инвестировать в экономику Казахстана, однако нет никакой гарантии, что эта деятельность не попадёт под очередные санкции, которые могут быть выписаны в адрес Тегерана в любое время. Что, собственно, и произошло в тот же самый день, когда было объявлено о «снятии санкций с Ирана». Главные санкции конгресса США, а также целый ряд других, действуют до сих пор, и эту данность надо оценивать трезво. Грузоперевозки между Ираном и Казахстаном, конечно, желательно активизировать. Но развивать это направление можно было и раньше, в том числе имея в виду заявленную транспортную магистраль вокруг Каспийского моря, о которой говорится давно. То есть частичное снятие санкций с Ирана здесь ничего не ускорит и не замедлит. Я бы предложил посмотреть на ирано-казахстанское сотрудничество в более практической плоскости, в тактическом, а не стратегическом ключе. В Казахстане сейчас, как и во всех странах СНГ, резко выросли цены на товары и продукты первой необходимости. Если за счёт сотрудничества с иранскими партнёрами можно было бы найти такие группы товаров, в том числе из сельскохозяйственного сектора, за счёт которых можно было бы сбить собственные розничные цены, то такой шаг помог бы стабилизировать социально-экономическую обстановку в Казахстане. Причём это надо делать быстро, без всяких раскачек», – заключил Григорий Трофимчук.

Марат ЕЛЕМЕСОВ, Алматы

 




Искать похожие статьи:

Оставьте свои комментарии