Уважаемый читатель!
Поделись интересной новостью со своими друзьями в социальных сетях!

1 июня Марат Тажиев

1 июня Елена Чернышова

5 июня Гульнара Салькова

9 июня Дарья Тушина

9 июня Диана Слинькова

12 июня Александр Пономарев

13 июня Александр Несветеев

15 июня Виктор Шалаев

16 июня Евгения Иванова

18 июня Надежда Леваш

18 июня Яна Мубаракшина

22 июня Галина Халетова

22 июня Назгуль Сулейменова

27 июня Зияда Базарбаева

29 июня Василий Попов

29 июня Станислав Кудинов

ГлавнаяОбщество ⇒ Казахстанскими миротворцами обезврежено более 3,5 млн мин в Ираке

Казахстанскими миротворцами обезврежено более 3,5 млн мин в Ираке

…Самолет из Багдада прилетел в Алматы ранним утром. Родина встречает рамкой металлодетектора. Требовательный взгляд таможенника. Пропахший месопотамскими ветрами командир инженерно-саперного отряда восьмой смены Шайх-Хасан Жазыкбаев достает парадный китель, на котором красуются боевые награды: орден «Айбын» II степени, 14 медалей, в том числе американская и польская, и международный знак, очень уважаемый среди саперов – «За разминирование». Когда таможенник видит это, его лицо смягчается: проходи. Командиру Казахстанской миротворческой бригады (КазБриг) МО РК Шайх-Хасану Жазыкбаеву выпала судьба дважды выполнять миротворческую миссию в Республике Ирак. На земле Двуречья он стал настоящим боевым командиром. В прошлом году боевой иракский опыт позволил подполковнику Жазыкбаеву стать лучшим командиром части Сухопутных войск ВС РК. 


Шайх-Хасан Жазыкбаев – один из трехсот казахстанских военнослужащих, прошедших пыльными дорогами многострадального Ирака.  Он ни минуты не колебался в своем решении, отправившись в горячую точку. На международной арене Казахстан всегда выступал за мирное сосуществование всех народов и стран, за мир без войн, терроризма и ненависти.  Манифест Нурсултана Назарбаева «Мир. XXI век», ставший  официальным документом ООН, – яркий пример миротворческой миссии нашей страны. 
У каждого офицера и солдата из инженерно-саперного отряда восьмой смены была своя дорога в Ирак. У подполковника Жазыкбаева она началась тогда, когда он решил стать кадровым военным.
 – Моя мама говорила мне, что у настоящего мужчины либо грудь в орденах, либо голова в кустах. Почему-то я запомнил это. Не хотелось отсиживаться в кустах. Стыдно все время прятаться от трудностей. Занимался спортом. После окончания средней школы поехал поступать в Пензенское высшее артиллерийское инженерное училище. Экзамены сдал успешно. Учился военному делу с удовольствием. Мы в свое время шутили: три солдата из стройбата заменяют экскаватор, а курсант артучилища заменяет всех троих…
В большой и дружной семье, в которой воспитывался Шайх-Хасан, армейскую школу прошли все мужчины. А вот узнать, что такое настоящее бое­вое братство, довелось только ему одному. Как известно: от мира до вой­ны всего-то несколько шагов.

 

От мира до войны один шаг 

Шайх-Хасан рвался в Казахстанский миротворческий батальон (КазБат). Он мечтал о службе именно в этом подразделении Вооруженных сил РК. И наконец мечта сбылась. Клятва миротворца, первый прыжок с парашютом, отбивание с запаской, вручение «парашютика». Здесь, в КазБате, он учился носить берет. Только миротворцы умеют делать это с неповторимым шиком.
Девять раз Казахстан посылал своих саперов с миротворческой миссией в Республику Ирак. 
По сути, задач у ограниченного казахстанского контингента, входящего в состав многонациональных сил, было две: обезвредить как можно больше взрывоопасных предметов, брошенных сторонниками Саддама Хусейна, и вернуться домой живыми и невредимыми.
…Базовый лагерь «Дельта», расположенный в провинции Кут на месте бывшей авиационной базы ВВС Ирака, для наших казбатовцев за девять смен стал привычной территорией.
– Домом не назовешь, но основательно обжитой территорией называть можно смело. Отгороженный от всего остального мира габионами (большими прямоугольными емкостями, наполненными песком), этот лагерь напоминал крепость, в которой у всех представителей многонациональных сил свое законное месторасположение. С лета 2003 года базовым лагерем «Дельта» командовал украинский контингент, позже – польский, – рассказывает подполковник Шайх-Хасан Жазыкбаев.
Казахстанские миротворцы действовали, по общему признанию командования коалиционных сил в Республике Ирак, очень профессио­нально. С самого начала алгоритм взаимодействия наших миротворцев с представителями других стран был отработан до мельчайших деталей и четко выверен согласно боевому предназначению. По словам командира отряда, украинские, а впоследствии польские саперы проводили инженерную разведку местности, находили взрывоопасные предметы, брошенные армией Саддама Хусейна, склады с боеприпасами или с оружием, сообщали об этом на базу. И уже оттуда планировалась, тщательно разрабатывалась и осуществлялась операция по уничтожению обнаруженного арсенала, в которой и принимали участие казахстанские миротворцы.
– Без необходимости я лишний раз старался особо не рисковать. Всегда четко уяснял задачу, оценивал обстановку и только после этого принимал решение отправлять саперную группу на задание. Показное геройство и спешка к добру не приводят, тем более в саперном деле, – говорит подполковник Жазыкбаев.

 

Сапёр ошибается только раз...

На разминирование наши саперы выезжали, как правило, в 5 часов утра на бронетранспортерах под усиленной охраной сначала украинского контингента, затем польского. Только пос­ле того, как 22 автоматчика занимали круговую оборону в готовности отра­зить нападение боевиков или иных пов­станческих групп, наши саперы приступали к работе.
– В первую очередь, когда видишь перед собой горы ржавых снарядов или наполовину зарытую в землю неразорвавшуюся авиабомбу, весь свой страх и волю, терпение и разум надо собрать в кулак. Голова должна оставаться холодной, – рассказывает Шайх-Хасан Жазыкбаев.
Лоб предательски покрывается холодной испариной. 50-градусная жара.
Несмотря на то что каждый сапер в группе прошел солидную теоретическую подготовку перед выездом в непростую заграничную командировку, сдал зачеты и точно знает, что и как надо делать, волнение все равно присутствует каждый раз. Огромное чувство ответственности за жизни тех, кто находится рядом. Все понимают, что права на ошибку у сапера нет, что ждут дома. И надо сделать свою работу в высшей степени осторожно и правильно.
Все взрывоопасные предметы саперы обычно делят на две категории: окончательно снаряженные, то есть снабженные взрывателями (капсюль-детонаторами), и не окончательно снаряженные. С последними проще. Собрал в одно место, сгрузил на специально оборудованный грузовик, вывез на площадку подрыва куда-нибудь в безлюдное место и уничтожил.
Сложнее, когда инженерная разведка обнаруживает смертоносные предметы, готовые взорваться в любую секунду. Вот тогда для сапера наступает момент истины…
Первая мина в Ираке для Шайх-Хасана разорвалась недалеко, в нескольких метрах от него. Чудом остался жив… На самые опасные и тяжелые задания выезжал сам. В Ираке он стал настоящим командиром, который смог вернуть военнослужащих домой живыми.
Саперы восьмой смены за время пребывания в Ираке обезвредили и уничтожили более 60 тысяч артснарядов, мин и авиабомб. Перед нашими саперами была поставлена строго определенная задача – работать исключительно со взрывоопасными предметами войскового образца: минами, артиллерийскими снарядами, боеприпасами, авиабомбами. А это намного сложнее, чем самодельные фугасы или снабженные радиовзрывателями.
Всего же нашим контингентом в Ираке за три года миротворческой миссии обезврежено более 3,5 млн взрывоопасных предметов.

 

Миротворцы

О том, как местное население Ирака относится к военным контингентам многонациональных сил, можно было судить по очередям перед контрольно-пропускным пунктом базового лагеря «Дельта». Люди со всей провинции шли за помощью к казахстанским миротворцам. Среди них очень много детей. У кого-то на теле термические ожоги, у кого-то – пулевые или осколочные ранения, у кого-то – серьезные заболевания. Военные врачи из инженерно-саперного отряда помогали всем нуждающимся на безвозмездной основе. Ведь система здравоохранения в Ираке в результате военных действий была почти полностью разрушена. Больницы и поликлиники уничтожены или разграблены, квалифицированного медперсонала катастрофически не хватало. Отсутствовали лекарственные препараты. Современного медицинского оборудования не было и в помине. Как тут быть равнодушными к людскому горю?
Было бы несправедливо забыть о работе в Ираке наших «водолеев» и группы обеспечения инженерно-саперного отряда. «Водолеями» саперы в шутку называли специалистов по очистке воды.
 – Все время говорим о заслугах саперов, оставляя как бы в тени другие специальности. Отлично проявили себя в Ираке все мои подчиненные. Все не только профессионально действовали во время проведения боевых операций, но и обучали специа­листов иракской армии, передавали им свой опыт, – говорит подполковник Жазыкбаев. – По крайней мере, каждый из нас обогатился не только боевым опытом, но и опытом общения с военными других государств. Это важно.
 Командир КазБрига Жазыкбаев еще долго рассказывал о своих иракских командировках. Со своего командирского мостика оценивал достигнутое, рассуждал о пользе командировки в Ирак в плане приобретения боевого опыта. Теперь боевой офицер не первый год выводит личный состав КазБрига на международные тактико-специальные миротворческие учения «Степной орел».

Мира МУСТАФИНА, 

фото автора, Алматы 




Искать похожие статьи:

Оставьте свои комментарии