Уважаемый читатель!
Поделись интересной новостью со своими друзьями в социальных сетях!

14 - Алия Икамбаева

16 - Елена Кузнецова

17 - Сергей Шут

19 - Айымгуль Абилева

19 - Амангельды Бекмуратов

21 - Дмитрий Ройз

22 - Анна Куликова

26 - Андрей Фролов

28 - Галия Нурушкина

28 - Валентина Петрова

ГлавнаяОбщество ⇒ Отечественная сфера благотворительности и оборот средств в ней не поддаются оценке и точному определению

Отечественная сфера благотворительности и оборот средств в ней не поддаются оценке и точному определению

В Казахстане нет статистики, сколько людей на постоянной основе жертвуют на помощь нуждающимся. И самое главное – неизвестно, какая сумма действительно доходит до адресатов. Сегодня, в непростые времена, казахстанцам мало вложить деньги в протянутую руку. Им нужно знать, что средства будут потрачены по назначению, а сами жертвователи не будут обмануты в своих лучших порывах. 

 

SOS!

Каждый день в соцсетях мы видим множество призывов о помощи, о сборе средств на операцию, лечение, реабилитацию – на спасение жизни как таковой. Все больше казахстанцев чувствуют потребность в жертвенности, все чаще люди понимают, что никто не застрахован и завтра беда и болезнь могут войти без стука в любой дом и семью. Но все же есть кое-что, что многих из нас останавливает в нашем желании помочь. А вдруг этот призыв – фейк? А что если за этим фото и счетами скрываются мошенники? Таких случаев полно! Кому доверять? Как отделить зерна от плевел?
Весьма четко озвучила позицию большинства известная в Казахстане телеведущая, продюсер и волонтер Адель Оразалинова. Еще летом в ходе заседания аналитической группы КИПР по вопросам волонтерской деятельности и благотворительности в Казахстане она выступила с такими словами: «Я, наверное, перекрою часть своей деятельности, но это будет честно – нам надо как-то узаконить сбор денежных средств среди волонтеров. Захожу в магазин – стоит бокс с фото больного ребенка, ко мне подходит девочка и говорит: «Положите сюда деньги, у нас умирает ребенок». Возле магазина «Россия» просто группировки подростков ходят с плакатами «Помогите Антоше» и собирают средства. Кто эти дети? Кто эти люди? Да, мы (организованная группа волонтеров) собираем деньги через Интернет, мы занимаемся этим сами, но это порождает огромное количество мошенников, которые пользуются вотсапом и порочат наше имя. Я сталкиваюсь с тем, что говорят: хватит присылать фото умирающих детей, номера указаны из России, это система обмана. Сбором средств, конечно, занимаемся и мы, лично я принимаю деньги, отвожу их детям. Но сегодня мошенничество в этой сфере паразитирует на нашем милосердии».
При этом она отметила одну очень важную деталь, на которой стоит заострить внимание при порыве пожертвовать: «Есть фонды, которые работают прозрачно, которые себя зарекомендовали – и только они могут собирать деньги».
Любопытно, что примерно в то же самое время известный в России блогер и общественный деятель Антон Носик также вынес вопрос об эффективной благотворительности на всеобщее обсуждение. В своей статье он описал несколько принципов, которым нужно следовать каждому, кто хочет, чтобы его кровные деньги были потрачены на благое дело, а не вымостили дорожку в ад. Обращаясь к нуждающимся и добрым людям одновременно, Антон Носик делает главный акцент на том, что частные сборы таких крупных сумм могут больше навредить, чем принести пользу.

 

Внесем ясность

Во-первых, никто не отменял искушение воспользоваться этими средствами в личных целях и не по назначению. Достаточно вспомнить трагедию шымкентских детей, массово зараженных ВИЧ. Когда родственники несчастных детей получили денежную компенсацию, не все использовали эти средства на реабилитацию и лечение пострадавших детей, некторые закрывали кредиты и покупали машины.
Встречаются ситуации, когда родители собирают денег больше, чем им надо, и не останавливают сборы. Или же когда лечение проводится за счет государства, а сбор все равно открывается. Все это можно отнести к так называемым «токсичным сборам».
За комментарием о ситуации в Казахстане мы обратились к одному из главных благотворителей страны Аружан Саин. «Мы стараемся не предавать такие случаи огласке. Но также мы убеждены, что не должны скрывать тот негативный опыт, который приобретаем. И будет правильно, если общество, которое помогает людям, попавшим в беду, будет иметь больше информации и может также быть готовым к разным ситуациям, учитывать, выстраивать более правильные пути помощи», – говорит директор благотворительного фонда «Добровольное общество «Милосердие» Аружан Саин и тут же пытается оправдать таких персонажей. – Люди разные. Все. И понятно, что среди тех людей, детям которых оказывается помощь, тоже бывают разные родители. Есть объективные причины, что это нередко люди малообразованные, малоимущие, и поэтому, может, не очень воспитанные, не совсем правильно понимающие ситуацию...»
Во-вторых, есть некоторые внешние механизмы, которые могут воспрепятствовать частному лицу воспользоваться всей собранной суммой, находясь за рубежом. Дело в том, что никто не отменял интернет-мошенников, отслеживающих подобную информацию и обладающих набором знаний, умений и навыков взламывать счета. «В нашей практике бывали случаи, когда кто-то предлагал растерянным мамам создать страницу в Интернете, организовать сбор для их деток, а потом эти же мамы обнаруживали, что под фотографией детей значатся не те счета», – делится Аружан Саин.
Кроме того, есть и банковские правила, согласно которым есть определенные лимиты по движению средств со счетов. Ну а если происходит попытка перевести средства со счета, зарегистрированного на физическое лицо, то банк вправе заблокировать счет и провести расследование. Да и вообще, не факт, что у пациента будет постоянный доступ к его личному счету за рубежом. Тогда как у юридических лиц, в частности у фондов, в этом вопросе больше места для маневров, больше возможностей.
Как пояснила Аружан Саин, «ДОМ», будучи юридическим лицом и имея партнерские отношения с банком «Kazkom», который является гарантом прозрачности деятельности фонда, освобожден от комиссий за переводы средств и оплаты различных сопутствующих банковских операций, а это существенная экономия средств.
В-третьих, люди, которые пытаются самостоятельно собрать средства и организовать лечение за рубежом, зачастую обращаются за помощью к агентствам-посредникам, словно к турагентствам за путевками на моря. По информации Антона Носика, «никакое лечение на стадии диагностики в принципе не может стоить 200 тысяч долларов. Такие счета, как правило, выставляются посредниками за комплекс медицинских мероприятий стоимостью 40 тысяч долларов». Во всех странах с развитым медицинским туризмом работают такие компании-посредники, которые пользуются элементарной дезориентацией прибывших на диагностику и лечение, а также их незнанием иностранного языка.
История из личной практики: первоначально сумма диагностики в одной из клиник Стамбула была озвучена в размере 8–10 тысяч долларов. Однако по факту и напрямую клинике, без каких-либо посредников, была оплачена лишь одна тысяча долларов. Разница ощутимая.
Итак, как же правильно поступать тем, кто нуждается в помощи, и тем, кто хочет помочь?

 

Элементарно, Ватсон!

Совет от российского эксперта: «Нужно обращаться в благотворительные фонды, которые много лет профессионально занимаются именно тем, в чем друзья и родственники больного, как правило, опыта не имеют». Фонды обладают полной информацией о том, как в первую очередь государство может помочь больному. Фонды имеют наработанный список клиник-партнеров, которые проводят диагностику и лечение по самым разным заболеваниям. Работая напрямую с этими клиниками, фонды имеют реальное представление о ценах. К слову сказать, каждая клиника, принимающая пациентов-иностранцев, имеет международный отдел, в котором однозначно есть профессиональные переводчики со всех мировых языков, а также клиники предоставляют ряд бесплатных услуг, например трансфер из аэропорта и обратно, а также скидку на проживание в афиллированном отеле. 
Совет от казахстанского эксперта: один из самых главных критериев оценки – прозрачность: нужно обращать внимание на то, публикуется ли полная медицинская история и финансовая документация. «Я не хочу прямо вот так, открыто призывать обращаться в благотворительные фонды, – признается Аружан Саин. И ее можно понять, ведь даже в адрес этого известного в Казахстане фонда часто звучат обвинения в стремлении монополизации сборов. – Но я рекомендую смотреть на историю самого волонтера, размещающего информацию о помощи, на их опыт и владение знаниями и ситуацией, на ресурсы, где появилась эта информация. На систему отчетности и степень прозрачности. На то, насколько охотно волонтеры, представляющие интересы нуждающегося, готовы по первому требованию предоставить всю необходимую вам информацию, а также элементарные чеки и квитанции об оплате».

 

Кто решает, кому жить

В деле благотворительности есть еще один очень тонкий момент: не всегда собранные средства и проведенное лечение за рубежом успешны, человек все равно уходит. В глазах многих такая ситуация говторит о том, что тысячи долларов были потрачены напрасно, что на эти средства гарантированно можно было спасти другого, более жизнеспособного. Может, звучит это цинично, но с точки зрения многих порой лучше оставить безнадежного больного доживать свой век, не распродавая имущество, не влезая в долги ради продления его мучений и агонии... Однозначно эта позиция имеет право на существование. Но всегда есть одно «но»!
«Знаете... – улыбается Аружан Саин, а в глазах у нее искрятся слезы. Она глубоко вздыхает и начинает рассказывать: – Знаете, у нас был такой случай. Мы привозили кардиохирургов из России, чтобы они провели консультации и осмотры наших деток в НИИ педиатрии. И вот была там одна девочка. Ей уже 12 лет было на тот момент. С мамой лежала. Наш приглашенный врач Евгений Кривощеков осмотрел ее и говорит координатору, что ее уже давно нужно было оперировать, что чудо, как она дожила до такого возраста с таким сердцем. Мы до мамы не смогли донести, что нужно собрать срочно документы и отправить ее в Россию. А эта сельская девочка, которая не могла пройти и двадцати метров, сама собрала документы и нашла способ передать их нам в Алматы. Но ей томские врачи отказали. Я потом спросила у Кривощекова: «Ну почему? Ну ведь девочка сама за себя борется! Она большая. Она все понимает». А он в ответ: «У меня свое кладбище детей....», «Она так и останется на операционном столе...». И вот эта девочка ЖИВА – то, что врачи в Томске назвали медицинским чудом, то, «что не должно было произойти». Еще у нас есть мальчик Салим. У него был рак четвертой стадии, он перенес 24 химии. А сейчас он такой! Такой волосатик! А были такие детки, которым предстояло перенести штатную операцию. Но они ушли... Никогда не знаешь исхода. И не нам решать».

 

ЦИФРЫ

Казахстан достиг определенных показателей в сфере благотворительности. Так, на сегодняшний день в мировом рейтинге благотворительности Charities Aid Foundation страна занимает 101-е место, совершив резкий рывок на двадцать пунктов вверх.
По данным директора благотворительного фонда «Бауыржан» Жулдыз Омарбековой, в этом году в Казахстане 12 млрд тенге потрачено на благотворительные цели. 
Согласно информации добровольного общества «Милосердие», за 8 лет (с 2007 по 2015 год) ими было собрано более 10,9 млн долларов США.
На сегодняшний день самым крупным пожертвованием является сумма в размере 600 тысяч долларов, которую Глава государства Нурсултан Назарбаев пожертвовал на помощь тяжело больным детям и на развитие казахского языка. Эти средства, кстати, Нурсултан Назарбаев пожертвовал именно в фонды.

Алина БЕКИРОВА, 

Алматы




Искать похожие статьи:

Оставьте свои комментарии