Уважаемый читатель!
Поделись интересной новостью со своими друзьями в социальных сетях!

14 - Алия Икамбаева

16 - Елена Кузнецова

17 - Сергей Шут

19 - Айымгуль Абилева

19 - Амангельды Бекмуратов

21 - Дмитрий Ройз

22 - Анна Куликова

26 - Андрей Фролов

28 - Галия Нурушкина

28 - Валентина Петрова

ГлавнаяОбщество ⇒ Приёмные родители сами для себя создают службу психологического сопровождения

Приёмные родители сами для себя создают службу психологического сопровождения

Опекуны, приемные родители, наставники и потенциальные усыновители решили действовать по принципу «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» и создали свой Союз опекунов и приемных родителей, открыли школу приемных родителей и обратились к правительству и Парламенту РК, чтобы законотворцы после десяти лет раздумий и обсуждений внесли наконец существенные поправки в законодательство о защите прав детей. Таков итог первого в Казахстане Форума приемных родителей, прошедшего в Алматы.
    

Медленно и печально

На сегодняшний день в Казахстане существует всего четыре формы распределения сирот: усыновление, патронат, опека и сиротские учреждения. В нашем обществе сложилось абсолютно неправильное представление о том, что если ребенок находится в детском доме, значит, он устроен. Возможно, поэтому в Казахстане с таким скрипом вносятся поправки в законодательство, так медленно идет процесс реорганизации детских домов, так долго родители ищут своих детей, так тяжело им приходится преодолевать все препятствия, которые возводят на их пути чиновники из органов опеки и сами директора детских домов.
Как подчеркивает глава Союза опекунов и приемных родителей Мурат Кабылбаев, на самом деле вообще нельзя считать устроенным ребенка, попавшего в сиротское учреждение. Это должно быть местом его временного пребывания, пока ему не найдут семью. Но в этом вопросе законотворцы и представители исполнительной власти никак не торопятся.
– Сейчас в Парламенте идет обсуждение поправок в законодательство по защите прав детей. Но процесс идет очень медленно. Мы не видим, что есть интерес к этому вопросу. Около 10 лет мы пытаемся пролоббировать создание банка данных, в котором бы значилась информация обо всех детях в Казахстане, которым нужна семья. Во многих странах такие банки данных существуют. Там содержится краткая информация о детях, их характеристики, уточняется, в какой форме возможно устройство в семью. При этом не раскрываются подробности биографии ребенка и его точное местонахождение. Сопротивление парламентариев непонятно, ведь информация о детях, нуждающихся в семье, не относится к разряду государственной тайны. А значит, должна быть доступна, – такой расклад дает Аружан Саин, глава общественного фонда «Добровольное общество «Милосердие».
Не так давно общественная организация заключила меморандум с Министерством образования и науки РК и с Комитетом по защите прав детей, на основании которого был создан портал usynovite.kz в рамках программы «Дорога домой». На сайте выкладывается та информация, которая была предоставлена органами опеки из разных регионов страны. Но, как отмечает Аружан Саин, несмотря на заключенный меморандум, в регионах чиновники очень тяжело идут на контакт.
– На сегодняшний день в нашем банке данных более 4000 анкет. Это меньше половины от общего числа детей, находящихся в детских домах по всей стране. Через этот портал более 500 детей обрели семью. Родители приезжали за ними из разных регионов. Банк данных позволяет не ограничиваться своим городом и регионом. Ни одна семья, усыновившая ребенка, не может объяснить, почему это их ребенок. Может, происходит какой-то химический процесс. Но они готовы ехать за ребенком из Караганды в Шымкент, из Алматы в Костанай, – рассказывает общественный деятель.
В адрес НПО сыпятся обвинения, что «дети на сайте выставлены, как в магазине». Обвиняют и в том, что общественники не поинтересовались мнением детей, а хотят ли они, чтобы информация о них была размещена в Интернете.
– Я считаю, что делать такие заявления – это верх цинизма, – подчеркивает Аружан Саин. – Потому что до совершеннолетия дети не могут принимать решения. Никто не имеет права задавать ребенку вопрос, хочет ли он в семью или нет. Ни директор детского дома, ни представитель органов опеки. Только судья по конкретному делу в отношении конкретного взрослого, когда идет процесс усыновления. И это касается детей, достигших 10летнего возраста. И даже если ребенок скажет «нет», судья имеет право не учитывать мнение ребенка, потому что судья должен понимать, что семья – лучшее место для ребенка. Это закон нашего государства.
Общественники настаивают на том, что для государства главной целью должно быть устройство ребенка в семью. И если такой инструмент, как банк данных, этому способствует, то почему нельзя его создать?
– По некоторым исследованиям, у нас порядка 7,5 тысячи граждан стоят в очереди на усыновление. Если государственные органы не будут им препятствовать, то 90 процентов всех детей-сирот обретут семью. Потому что в детских домах числится около 9 тысяч детей, – приводит статистику Аружан Саин.
    

Психология семейных отношений

Но основная проблема для тех казахстанцев, которые решили взять ребенка из детского дома, заключается не в сборе документов и противостоянии с чиновниками и директорами сиротских заведений, не в увеличении расходов на еще одного члена семьи, а в отсутствии элементарной профессиональной психологической поддержки.
– В Казахстане отсутствует обучение потенциальных приемных родителей и дальнейшее психологическое сопровождение. Есть острая нужда в организации школ приемных родителей. В этом кроется одна из основных причин того, что детей возвращают в детские дома, – убежден Мурат Кабылбаев.
Он и его супруга на собственном опыте испытали этот страх и растерянность адаптационного периода.
По мнению большинства тех, кто работает в сфере устройства детей в семью, институт приемной семьи в Казахстане никак не развивается. Как отметила бывший директор детского дома в ВКО Роза Ибраева, возврат детей действительно есть. Причина в том, что не оказывается психологическое сопровождение приемных семей.
Конечно, было бы неплохо дать законодательную базу школам подготовки приемных родителей, но в государственном бюджете нет на это лишних средств. Зато есть возможность ежегодно тратить до 1 млн тенге на содержание одного ребенка в детском доме.
Многие не представляют даже, что скрывается за словом «адаптация» и почему семью нельзя бросать в такой сложный период, который может продлиться от шести месяцев до трех лет.
Своим опытом усыновителя со стажем поделилась глава центра «Кенес» Майра Сулеева.
– К чему быть готовым? К тому, что здорового ребенка не найти. Каждый оставленный ребенок – это раненое существо. К тому, что вам с ребенком придется пройти все детство, которое он потерял. Даже если он уже достаточно большой, у вас будут бессонные ночи, вы будете укачивать его на руках, вы потеряете свое личное время и пространство. Днем вы будете с ним жить, а ночью восполнять то, чего ребенок не получил в первые годы своей жизни, – рассказала Майра Сулеева и посоветовала: – Родители, которые задумали стать приемными, должны отбросить эмоции и включить весь свой меркантилизм. Они должны оценить не только свои моральные и духовные силы, но и трезво оценить материальные ресурсы. А сможете ли вы вырастить этого ребенка, дать ему образование, полноценное развитие и т.д.?

Исповедь экс-директора детского дома Розы Ибраевой, которая своими руками закрыла учреждение
Я представляю Восточно-Казахстанскую область, поселок Шульбинск. В 2007 году в этом поселке открылся детский дом с целью разгрузить другие детские дома области. К нам на попечение поступило 168 детей. Мы обнаружили, что только от троих отказались в роддоме. Остальные наши дети были социальными сиротами, у которых были родственники. Тогда мы всем коллективом пришли к выводу, что нужно работать с кровной, биологической семьей. Мы работали также над разными программами устройства детей в семьи. В итоге за 6 лет, в 2013 году, детский дом был реорганизован. Но ни один наш ребенок не попал обратно в детский дом. Все дети были устроены. Например, 23 ребенка были усыновлены сотрудниками нашего детского дома.

Алина БЕКИРОВА,

Алматы




Искать похожие статьи:

Оставьте свои комментарии