Уважаемый читатель!
Поделись интересной новостью со своими друзьями в социальных сетях!

14 - Алия Икамбаева

16 - Елена Кузнецова

17 - Сергей Шут

19 - Айымгуль Абилева

19 - Амангельды Бекмуратов

21 - Дмитрий Ройз

22 - Анна Куликова

26 - Андрей Фролов

28 - Галия Нурушкина

28 - Валентина Петрова

ГлавнаяОбщество ⇒ В РК развивается альтернативное наказание уголовных преступников

В РК развивается альтернативное наказание уголовных преступников

Одним из прогрессивных шагов в развитии пенитенциарной системы в Казахстане в части гуманизации наказания стало внедрение института пробации. С начала текущего года все территориальные уголовно-исполнительные инспекции переименованы в службу пробации. Этот орган ведет работу с контингентом уголовных преступников, которым по решению суда назначено наказание, не связанное с изоляцией в местах лишения свободы. Использование этого института, по мнению экспертов, значительным образом способствует оздоровлению правовой, социально-экономической и социально-психологической атмосферы в обществе, что впоследствии сказывается на снижении уровня преступности по всей стране.


Несмотря на то что этот опыт альтернативного наказания хорошо зарекомендовал себя в зарубежных странах, в Казахстане пробация пока проходит этап становления и дальнейшего совершенствования.
Вниманием службы пробации в Алматы и Алматинской области охвачены 5385 осужденных, отбывающих условные сроки либо имеющих по решению суда ограничение свободы или же отсрочку приговора. В этом числе беременные женщины и имеющие малолетних детей.


Большинство из правонарушителей, находящихся на учете у инспекторов службы, отбывают наказания за грабежи и кражи сотовых телефонов, хранение наркотических веществ. Также ряды подучетного контингента состоят из бывших государственных служащих, уличенных в получении и даче взяток, превышении должностных полномочий и других коррупционных преступлениях.


На сегодняшний день в Казахстане действует два вида пробации. Это условно-приговорная пробация и постпенитенциарная. В первом случае, после того как вердикт суда в отношении преступника вступает в законную силу, исполнение этого приговора поступает в службу пробации. Далее сотрудники этого органа контролируют исполнение наказания, не связанного с лишением свободы. В установленном законом порядке осужденного вызывают на беседу, заводят на него личное дело и проводят дальнейшую работу до истечения срока наказания. Сотрудники уголовно-исполнительной системы принимают меры, чтобы обеспечить своих «клиентов» трудоустройством, оказать им социальную помощь, а также контролируют соблюдение определенных ограничений.


По словам заместителя председателя комитета УИС МВД РК генерал-майора юстиции Мейрама Аюбаева, на практике помимо положительных сторон внедрения института пробации сотрудники уголовно-исполнительной системы столкнулись с некоторыми проблемами. Одна из них – это исполнение приговора не по месту прописки осужденного, а по месту его фактического проживания. Это сказывается на криминогенной ситуации, так как большинство из преступников имеют право  свободного выбора постоянного места жительства и стремятся обосноваться и отбывать наказание в крупных населенных пунктах и городах.


– К тому же есть проблема с трудоустройством осужденных. Многие работодатели, конечно, не открыто, но стараются отказать в трудоустройстве таким соискателям. Либо работникам, имеющим судимость, предлагают довольно низкую зарплату, – отметил Мейрам Аюбаев.


Еще одним серьезным препятствием на пути к исправлению людей, совершивших уголовное преступление, является отсутствие системы адаптации осужденных, освобожденных из мест лишения свободы, так называемых реабилитационных центров. В службу пробации поступают не только личные дела преступников из зала суда, но также и из мест лишения свободы. То есть в отношении некоторых заключенных также срабатывает принцип гуманизации наказания. Осужденному, отбывшему определенную часть срока в колонии, суд может вынести решение об изменении условий содержания преступника и заменить меру пресечения на условное освобождение.


Понятно, что от сотрудников УИС требуется особый подход в работе с таким контингентом. По замечаниям работников службы пробации, зачастую отбывшие часть срока в заключении в стенах колоний теряют все свои социальные связи. Порой случается так, что за время, пока они находились в местах лишения свободы, родственники выписывают их из квартиры, продают дома, переезжают. Впоследствии такие бывшие зэки становятся бомжами, им некуда идти, и они остаются без средств к существованию. Это обстоятельство толкает людей на рецидив преступления.


– Таких людей сотрудники службы пробации пытаются куда-нибудь пристроить. К примеру, в городе Капшагай есть общественный фонд «Куткару – спасение», они оказывают содействие и стараются трудоустроить осужденных, – отметил генерал-майор юстиции Аюбаев.
Говорить о том, что система пробации полностью внедрилась в Казахстане, пока рано, она проходит период становления, считает директор общественного фонда «Центр мониторинга прав человека», председатель общественной наблюдательной комиссии по мониторингу и соблюдению прав человека в тюрьмах Алматы и Алматинской области Ардак Жанабилова. По ее мнению, сейчас все еще работает уголовно-исполнительная инспекция, но только с более расширенными функциями. По ее данным, одно из позитивных изменений в уголовно-исполнительной системе – это увеличение штата сотрудников службы пробации практически в два раза. Правда, пока ожидаемых действий от самого института пробации нет, так как этот орган только проходит период становления.
– Пробация – это надзор. То есть существует несколько видов пробации: досудебная, которая решает вопросы, стоит ли сажать этого человека в тюрьму или же можно его пустить под контроль. Постпенитенциарная, то есть человека освобождают условно-досрочно либо осуждают условно. И приговорная, то есть когда человеку в зале суда определяется вид наказания, не связанный с лишением свободы. Все эти люди в период отбывания наказания находятся под так называемым пробационным контролем, – рассказала Ардак Жанабилова.
По ее мнению, дальнейшему развитию этого института могло бы помочь внедрение электронных браслетов, позволяющих действенно контролировать поведение осужденного, тем самым гарантировать безопасность общества. Кстати, если обратить внимание на опыт развитых стран, где этот инструмент широко применяется, то, к примеру, в США расходы на электронный мониторинг в 4 раза меньше, чем обеспечение тюремного заключения.
– КУИС обещал внедрение электронных браслетов в 2017 году. По моему субъективному мнению, почти треть имеющихся в стране заключенных можно выпустить под пробационный контроль, если будет внедрена система электронного мониторинга, – отмечает Ардак Жанабилова.
По словам сотрудников уголовно-исполнительной системы Казахстана, идея внедрять в службу пробации электронные браслеты есть. Правда, эту систему еще не апробировали в Казахстане, нет пока и соответствующего оборудования и иных средств, необходимых для внедрения этого инструмента на практике. У службы пробации должны быть все лабораторные исследования. Например, они должны знать, как и где должен фиксироваться электронный чип на руке или ноге человека. К тому же должен быть спутник, который бы помогал в мониторинге, и установлены специальные терминалы, которые бы реагировали на датчики.
Сейчас в работе службы пробации используются информационно-поисковые базы МВД. Это существенно облегчило работу сотрудников КУИС, так как вся необходимая для них информация стала легкодоступна.
– Вбив в систему личные данные осужденного, мы можем проверить его прошлое.  И получаем конфиденциальную информацию о его судимости, сколько раз он нарушал закон, по каким статьям. А также мы сразу можем увидеть, имеет ли осужденный какие-то отклонения по здоровью, состоит ли на специальном учете у нарколога, психиатра и так далее. К слову, совсем скоро планируется внедрение электронного делопроизводства, – поделился заместитель председателя комитета УИС МВД РК генерал-майор юстиции Мейрам Аюбаев.
Сокращение количества людей в местах лишения свободы, безусловно, экономически выгодно и положительно влияет на общество.
Например, содержание одного осужденного в исправительном учреждении обходится государству и налогоплательщикам в двадцать раз дороже, нежели он будет находиться под пробационным контролем. А если снизить рецидивную преступность даже на пять процентов, то, по словам экспертов, уже можно говорить о значительной экономии средств для бюджета государства. Поэтому развитие службы пробации – это инвестиции в будущее.

Руслан ЕСКЕНДИР,

фото Константина КНЯЗЕВИЧА, Алматы

В тему

По данным заместителя председателя комитета уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Мейрама Аюбаева, в мировой практике существует четыре пробации: досудебная, условно-приговорная, пенитенциарная и постпенитенциарная. В 2019 году будет принят самостоятельный закон, предусматривающий все четыре пробации и в РК. В том же году будет создана также самостоятельная служба в структуре МВД.
Деятельность пробационного института уже дала положительные результаты. С начала этого года на 19 процентов сократилось тюремное население, то есть эти люди не сидят в местах не столь отдаленных, а находятся на свободе, но под контролем соответствующего органа.
– Если в прошлом году за девять месяцев прошедших по учетам службы пробации было 34 656 человек, то в этом году число прошедших по учету увеличилось до 41 093. То есть на 6 437 осужденных больше, или на 19 процентов, – указал Аюбаев.
Замначальника комитета добавил, что наряду с уменьшением тюремного населения наблюдается снижение количества рецидивов. По его словам, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года за девять месяцев текущего года на 44 процента сократилось количество рецидивов.
– Если в прошлом году повторно было совершенно 463 преступления, то в этом году – 263.
Кроме того, от работы службы пробации имеется и экономический эффект. Аюбаев не назвал конкретных сумм, но с учетом уменьшения контингента в тюрьмах на 6 тысяч человек то, сколько сэкономили, посчитать несложно.
– Если посчитать по деньгам, это несложно, здесь большой экономический эффект. Он само собой будет, – резюмировал он.
Напомним, что государство в среднем на одного заключенного тратит порядка 80 тысяч тенге ежемесячно. По сведениям замначальника комитета, в районном звене офицеров службы пробации насчитывается в настоящее время 1348 сотрудников, в департаментах юстиции – 75 и в КУИС – 9.
В свою очередь президент Криминологической ассоциации Казахстана Омрали Копабаев считает, что во времена, когда в стране и в мире складываются непростые финансово-экономические условия, необходимо как можно меньше выносить приговоров, ограничивающих свободу.
– У нас мало оправдательных приговоров. Судебные органы приговаривают к лишению свободы. Это накладно для бюджета в условиях финансового кризиса. Мы знаем, что в казахской степи вообще вопроса тюрем не было, понятия тюрем. Даже на замок двери не закрывались. В этой связи нам нужно где-то тот опыт, которым жили наши предки, перенимать в настоящее время, – полагает он.

Оксана ДАВЫДОВА,

фото Советбека МАГЗУМОВА, Астана

 




Искать похожие статьи:

Оставьте свои комментарии