Уважаемый читатель!
Поделись интересной новостью со своими друзьями в социальных сетях!

14 - Алия Икамбаева

16 - Елена Кузнецова

17 - Сергей Шут

19 - Айымгуль Абилева

19 - Амангельды Бекмуратов

21 - Дмитрий Ройз

22 - Анна Куликова

26 - Андрей Фролов

28 - Галия Нурушкина

28 - Валентина Петрова

ГлавнаяВласть и дело ⇒ Визит Керри показал приоритеты Вашингтона в странах ЦА

Визит Керри показал приоритеты Вашингтона в странах ЦА

Знаменательным называют эксперты турне государственного секретаря США Джона Керри по странам Центральной Азии.

 

Впервые со времен образования независимых центральноазиатских государств госсекретарь США одномоментно совершил поездку во все пять республик, воспринимавшихся Штатами до развала СССР «мягким восточным подбрюшьем России».  

«Литер» попросил экспертов дать оценку итогам визита Джона Керри в страны Центральной Азии и причинам, побудившим главу американской дипломатии обратить пристальное внимание на далекий регион.
Научный сотрудник КИСИ при Президенте РК Анна Гусарова заметила, что специфика государств региона не влияет на частоту и качество контактов с представителями американской дипломатии. Наоборот, каждый визит госсекретаря США в страны ЦА связан с выработкой нового подхода к региону: в 2005 году Кондолиза Райс продвигала проект Большой Центральной Азии, в 2011 году Хиллари Клинтон презентовала инициативу Нового Шелкового пути. В обоих проектах в регионе Центральной Азии США делали ставку на Афганистан, пытаясь привязать его к ЦА. Сейчас же с учетом интересов и включения Индии и Пакистана в региональные дела американские стратеги обкатывают новый формат взаимодействия с государствами региона в виде концепции «5+1». Поэтому визит Керри стал отправной точкой очередной попытки Вашингтона организовать интеграцию в Центральной Азии исключительно в рамках пяти стран региона, заметила она.
Председатель экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорий Трофимчук заметил, что Вашингтон решил всерьёз взяться за Центральную Азию, которая до настоящего времени находилась в резерве не только большой политики, но и больших потрясений. Поэтому визиты премьера Японии и госсекретаря США можно считать не только знаковыми, но и стартовыми. Прежде всего, западный центр силы интересуют пять постсоветских республик плюс Монголия. Поэтому введённую в политологический оборот формулу «5С+1» можно считать также и формулой, где плюсом к пятёрке стран ЦА является Монголия.  Ее стратегический вес не намного меньше пяти постсоветских республик, если учесть, что она лежит прямо посередине между Россией и Китаем и кардинальные перемены там сами по себе могут направить Евразию в иную сторону. В целом визиты Керри и Абэ являются последним сигналом для стран ЦА, что им надо запускать между собой подлинную интеграцию, заметную каждому жителю, иначе ситуация будет развиваться по не зависящим от них сценариям.
«Визит Керри в значительной степени помог странам региона «правильно сориентироваться» в событиях ближайшего будущего, тем более что планируемое размещение здесь в том или ином виде американских баз позволит убедить всех сомневающихся в выборе «правильной» линии ещё больше. Мы видим по Туркменистану и Узбекистану, что уже началось практическое движение в нужную сторону. И проблема не только в американских базах и некоммерческих институтах, которых в ЦА станет на порядок больше: особого внимания заслуживают западные программы, связанные, в частности, с центральноазиатской пресной водой. Таким образом, задача США по расколу российско-китайского сотрудничества начала реализовываться. Москве и Пекину как минимум нужно предпринять такие же активные шаги, а как максимум – уже опережать Америку. То есть выйти наконец из стадии бесконечного планирования, проектирования и согласования. Вашингтон не забыл бросить Москве и Пекину отвлекающий пряник, вежливо пригласив их к включению в собственный проект транстихоокеанского партнёрства, при этом обставив приглашение целым рядом условий. Естественно, в ТТП Россию и Китай никто не ждёт, не для этого Запад прокладывает в Азии свои «силовые кабели», не самыми последними из которых будут являться транспортные системы по переключению сырья из стран ЦА на южное направление: Афганистан, Пакистан, Индию», – убежден Григорий Трофимчук.

Намёк Кремлю

Политолог Султанбек Султангалиев считает, что особую пикантность визиту Джона Керри придает сама международная ситуация, характеризующаяся нарастающим противостоянием России и Запада. Традиционно Центральная Азия считалась зоной политического влияния Кремля. Президент РФ Владимир Путин систематически предпринимает энергичные шаги по усилению российского присутствия здесь, прежде всего в военно-политической, экономической и информационной сферах. И США сохраняли данный статус-кво, ограничиваясь лишь деятельностью западных международных фондов в республиках ЦА. Однако противоречия с Россией вынудили американскую внешнюю политику активно искать потенциально уязвимые места РФ, в том числе и в азиатском регионе, убежден эксперт.
«Визит Джона Керри – это намек кремлевскому руководству на то, что для США не существует частей земного шара, которые бы не входили в сферу интересов. Однако подчеркнуто миролюбивая публичная риторика Джона Керри в очередной раз говорит о том, что Вашингтон демонстрирует силу своего влияния и потенциального притяжения в этом регионе для Москвы и Пекина, но никаких реальных шагов по ущемлению российских и китайских интересов пока предпринимать не намерен, как и вмешиваться во внутренние процессы, происходящие в  центральноазиатских республиках. То есть говорить о каком-то принципиально новом дискурсе американской внешней политики в Центральной Азии пока не приходится», – убежден Султанбек Султангалиев.

Открыты для всех
Директор аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев считает, что визит Джона Керри призван компенсировать некоторое уменьшение американской роли в регионе, происходящее в связи с укреплением позиций России и особенно Китая. Он произошел в достаточно сложный, переломный для американской внешней политики период. Еще недавно США интересовались Центральной Азией в основном в контексте «афганской проблемы» – именно такова была административная структура, в рамках которой центральноазиатские вопросы рассматривались в Госдепартаменте США в одном контексте с Южной Азией. Ключевым остается и вопрос борьбы с международным терроризмом.
«Однако теперь все большее внимание в американской политике отводится вопросам отношений с Россией, в частности, противодействию расширения влияния Москвы на постсоветском пространстве, что не в последнюю очередь связано с недавним украинским кризисом. Поэтому Центральная Азия возвращается с точки зрения Вашингтона во все большей степени в контекст постсоветской, а не афганской политики. Одновременно важными приоритетами для США в Центральной Азии остаются вопросы контроля роста китайского влияния. В этом плане Вашингтон пытался дать Астане дополнительные гарантии сохранения суверенитета в ее отношениях с Москвой и Пекином. Определенную роль играли и вопросы американо-казахстанского экономического сотрудничества, хотя здесь США существенно уступают по влиянию Китаю, России и ЕС. Недавно после встречи Назарбаева с Бараком Обамой в Нью-Йорке в кулуарах Генассамблеи ООН американская сторона заявила, что Казахстан является «ключевым союзником США» в регионе. Эта позиция была подтверждена в ходе данного визита, обе стороны говорили о «стратегическом партнерстве». Однако это отнюдь не означает, что Казахстан займет более «холодную» позицию по отношению к России или Китаю. Астана традиционно проводит многовекторную внешнюю политику, суть которой заключается в том, что она одинаково открыта к сотрудничеству со всеми сторонами», – заметил Андрей Казанцев.
Политолог, издатель Модест Колеров  подчеркнул, что согласно западной терминологии Центральная Азия включает в себя, кроме бывшей советской Средней Азии, Пакистан и Афганистан. Поэтому этот визит следует считать именно визитом в Среднюю Азию по советскому образцу. Он считает, что главная причина  турне  американского госсекретаря – изменение сроков вывода сил западной коалиции из Афганистана, техническая часть которых должна остаться в странах ЦА. По его мнению,  США намерены переложить часть своей ответственности за Афганистан на  страны региона и одновременно избежать различных обвинений по этому вопросу.

Особая миссия Казахстана

Бывший дипломат Казбек Бейсебаев заметил, что Центральная Азия постепенно становится местом, куда в обозримом будущем будет привлечено внимание всего мира. Это прежде всего связано с активизацией радикальных исламских сил. Мировые державы  осознают опасность ИГ. К тому же относительно недавно в Таджикистане произошел вооруженный мятеж, а вблизи афганско-туркменской границы были замечены вооруженные формирования исламистов. В самих странах Центральной Азии камнем преткновения является водная проблема, которая, если ее не решить, может привести к эскалации негативных событий в регионе, актуальной остается проблема транзита власти в некоторых республиках региона, подчеркнул он.
Андрей Казанцев обратил внимание на то, что благодаря стремлению Казахстана играть посредническую роль в отношениях России с США и вообще Западом, тесные отношения Астаны с Вашингтоном могут оказаться полезными для Москвы. В частности, Казахстан уже пытался играть посредническую роль по Украине, а сейчас намерен работать с сирийской оппозицией. К тому же именно во время визита в Казахстан Джон Керри сделал несколько примирительных жестов в отношении России, в частности говорил о возможности снятия украинских санкций, о координации с Москвой отправки американских военных в Сирию, а также о том, что транстихоокеанское партнерство открыто для Москвы и Пекина.
«Важным инструментом в политике США на перспективу может стать опробованный Керри механизм «5+1» – министры иностранных дел центральноазиатских государств + госсекретарь США. Этот механизм представляет собой, возможно, даже зародыш будущей международной организации, альтернативной «россиецентричным» – ЕАЭС, ОДКБ и «китаецентричным» (ШОС)», – заметил он.

Марат Елемесов,

Алматы




Искать похожие статьи:

Оставьте свои комментарии