Уважаемый читатель!
Поделись интересной новостью со своими друзьями в социальных сетях!

6 - Юлия Рожкова

8 - Елена Мертюкова

9 - Лариса Беляева

15 - Николай Иванов

17 - Валерий Шарипов

18 - Роза Шакенова

18 - Николай Дроздецкий

20 - Жадыра Канафина

25 - Танат Сугурбаев

26 - Кайролла Муканов

29 - Бакытжан Дуйсенова

29 - Закиржан Мамлютов

ГлавнаяВласть и дело ⇒ Япония наносит ответный удар

Япония наносит ответный удар

Ряд мировых СМИ назвали историческим турне премьер-министра Японии Синдзо Абэ по странам Центральной Азии. Традиционно Япония хоть и считала страны региона дружественными, но они никогда не входили в число ее приоритетов. Однако, по мнению экспертов, усиление влияния Китая в регионе заставляет Токио пересматривать приоритеты, ведь со времен образования независимых центральноазиатских государств это первое масштабное турне руководителя Страны восходящего солнца в регион. 


До этого лишь в 2006 году экс-премьер Японии Дзюнитиро Коидзуми посетил Узбекистан и Казахстан. Об интересе Токио свидетельствует и весомая делегация из 50 представителей наиболее успешных японских компаний, сопровождающая Синдзо Абэ в ходе поездки.

Ресурсный интерес
Западные СМИ считают, что Японию вряд ли интересует геополитический расклад в регионе. Он по-прежнему не входит в число приоритетных для Страны восходящего солнца. Однако значителен интерес Токио к энергоресурсам Центральной Азии, учитывая борьбу, которую ведут за них другие крупные игроки, в частности Китай и Россия. Япония же постарается навязать лидерам ЦА свою знаменитую формулу «технологии в обмен на ресурсы», отмечают эксперты. На это накладывается абсолютная зависимость Токио от импорта энергоресурсов, в частности, Страна восходящего солнца – крупнейший в мире покупатель сжиженного природного газа, нефти, угля, урана. 
В частности, японскому премьер-министру уже удалось добиться определенных результатов в этом направлении. Так, в Монголии было достигнуто соглашение о строительстве новой железной дороги на восток с крупнейшего в мире угольного месторождения Тавантолгой.
Также стало известно, что Mitsubishi, Chiyoda, Sojits, Itochu и JGC заключили с «Туркменгазом» рамочное соглашение по обустройству части месторождения Галкыныш, являющегося опорой глобального западного проекта по диверсификации поставок газа из ЦА – ТАПИ. Два миллиарда долларов будут проинвестированы в порт Туркменбаши.
В Узбекистане были достигнуты договоренности о реализации инвестиционных проектов на сумму более $8,5 млрд в области модернизации энергетической и транспортной инфраструктуры, освоения и переработки минерально-сырьевых ресурсов, нефтегазовой и химической промышленности. 
Азиатский поворот 
«Литер» попросил экспертов оценить турне японского премьер-министра по странам Центральной Азии и его экономические и геополитические аспекты.
Политолог Расул Арин подчеркнул, что за этот год визит Синдзо Абэ  в Центральную Азию стал третьим по счету крупным турне после посещения региона председателем КНР и премьер-министром  Индии. Все три государства являются азиатскими державами,  можно говорить о неком «азиатском повороте» в сторону Центральной Азии, в контраст «российскому повороту к Азии», заметил он.
Эксперт напомнил, что традиционно при рассмотрении темы новой «Большой игры» в Центральной Азии Япония оценивается как ее участник. Страна восходящего солнца  имеет свое видение развития региона и, начиная с 1997 года, у нее есть соответствующая концепция центральноазиатской политики. Под словами «свое видение развития региона» подразумевается интеграция ЦА и объединение в общее экономическое пространство на примере АСЕАН, с которым Япония имеет хорошие экономические отношения.  В отличие от крупных игроков, таких как РФ, Китай и США, Япония, как сугубо экономическая держава, акцентирует свою политику именно на этом аспекте, что позволяет ей проявлять гибкость, считает эксперт.
«Соперничество есть. Но не за лидерство, а за доступ к ресурсам.  Япония, как и Китай, это большая экономика, которая нуждается в энергетических и минеральных ресурсах. За лидерство Китай и Япония уже соперничают между собой, но в Восточной Азии и АТР, где они имеют паритетные возможности. Но благодаря удобному расположению Центральной Азии по отношению к Китаю, Поднебесная имеет здесь больше преимуществ. К примеру, логистика и транспортировка, а также ШОС как региональный диалог обеспечивает тесные политические связи между странами-членами.  Также Центральная Азия играет важную роль для развития северо-западной части Китая (СУАР). А этот регион является локомотивом нынешнего экономического развития КНР. Поэтому Китай априори имеет больше причин и возможностей для лидерства здесь. В связи с этим политика Японии в Центральной Азии становится еще более гибкой и точечной с целью избегания прямого соперничества. В мае этого года Синдзо Абэ заявил об увеличении бюджета Азиатского банка развития и фонда JICA на $110 млрд, которые будут направлены на финансирование инфраструктурных проектов в Азии. Это заявление было сделано после создания  Китаем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), как конкурирующего с АБР и Всемирным банком финансового института», – заметил Расул Арин.
Ограниченный круг вопросов
Преподаватель факультета международных отношений КазНУ, специалист по  странам Азии Кайрат Беков подчеркнул, что поездка японского премьер-министра по странам ЦА вызвала немало удивления и волну различных предположений. Абэ первым из японских премьеров посетил Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан. 
Он заметил, что при оценке турне рядом экспертов был выдвинут тезис о том, что Япония при поддержке США или же самостоятельно пытается создать противовес быстрорастущему влиянию Китая в регионе. Однако он считает, что это утверждение вряд ли можно назвать обоснованным. Если посмотреть на повестку японской делегации, то можно увидеть, что она сконцентрирована на ограниченном круге вопросов, которые могут представлять интерес для стран ЦА. В первую очередь это вопросы сотрудничества в энергетической сфере и участие японских компаний в инфраструктурных проектах. Если сравнивать японские предложения с масштабными экономическими проектами Китая или России, становится очевидным, что никакой речи об «отвоевывании» Центральной Азии у РФ и КНР не может идти, убежден эксперт.
Вектор в глобальной экономике 
Директор аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев считает, что визит премьер-министра Японии в страны постсоветской Центральной Азии и Монголии является подтверждением давнего приоритета японской дипломатии, которая особенно заинтересована в развитии отношений именно с азиатскими странами. При этом у японцев есть свои приоритеты. Они заключаются в развитии экономического сотрудничества, снижении военно-политических рисков. Это позволит Токио максимально развернуть свою роль как основного спонсора Азиатского банка развития, конечного потребителя центральноазиатского сырья, источника высоких технологий для стран региона. 
«Соперничество КНР и Японии за влияние на Центральную Азию всегда будет, но оно всегда будет ограничено. Поясню, что имеется в виду. Япония и Китай в военно-политическом смысле противостоят друг другу. Более того, в военно-политическом смысле Япония – часть западного мира и союзник США. Однако с точки зрения геоэкономической японские и китайские интересы в Центральной Азии, по сути, совпадают. То есть Токио заинтересован в реализации китайских экономических проектов в той степени, в какой они помогут стабилизации региона, прокладке через него транспортных маршрутов, связывающих его с Восточной Азией, а не с Европой. Токио, разумеется, не нужно при этом, чтобы в Центральной Азии установилось китайское доминирование. Поэтому Япония будет поддерживать усилия США, которые предоставляют центральноазиатским странам альтернативу влиянию Китая и России. Для Казахстана перспективы чисто экономического сотрудничества с Японией огромны. Это и технологическое развитие, и потенциальное развитие финансового центра, и новые инвестиции. Причем развитие экономических отношений с Японией, как я уже отметил, нисколько не будет препятствовать развитию экономических отношений с Китаем. В обоих случаях речь идет о геоэкономической эволюции Казахстана в сторону азиатско-тихоокеанского вектора развития. Именно этот вектор сейчас является определяющим в глобальной экономике, и напомню, что даже суть проекта евразийской экономической интеграции, как она была сформулирована Владимиром Путиным, заключалась в построении «моста» между Европой и регионом АТР», – заметил Андрей Казанцев.
Кайрат Беков подчеркнул, что, говоря о интересах Японии в регионе, в первую очередь необходимо исходить из реалий ее экономики. Недаром сам Синдзо Абэ, комментируя свой визит, неоднократно упоминает «абэномику»  – достаточно амбициозный план своего кабинета, призванный вернуть динамику японскому экономическому развитию. Энергетика и инфраструктурные проекты имеют большое значение для реализации этой политики, заметил эксперт. 
В свое время постоянный рост цен на энергоносители оказывал сильное влияние на политику расширения экспорта. В то же время масштабные инфраструктурные проекты представляют собой «вторую стрелу» из трех стрел: первая – стимулирование инфляции, вторая – реформа государственного сектора экономики.  Поэтому японский премьер выбрал исключительно удачный момент для посещения стран ЦА. В условиях падения цен на энергоносители и давно назревшей необходимости модернизации инфраструктуры предложения японского бизнеса могут оказаться весьма привлекательными, считает Кайрат Беков.
«Для стран Центральной Азии японский рынок с его высоким спросом на углеводородное сырье и ядерное топливо может стать хорошим источником доходов и, что немаловажно, диверсифицировать рынки, избежав тем самым зависимости от колебаний в экономике Китая или России. Также японские компании имеют большой опыт и желание в реализации инфраструктурных проектов за пределами своей страны. И в данном случае они также могут стать хорошей альтернативой Китаю. В условиях дешевеющей иены японские инвесторы стали охотно участвовать в различных зарубежных проектах, включая многие, скажем так, высокорисковые страны и регионы. Об экономическом характере турне Синдзо Абэ свидетельствует то, что его сопровождают представители 50 японских компаний, которые зачастую тут же на местах заключают различные меморандумы о сотрудничестве и рамочные соглашения, которые оцениваются в многие миллиарды долларов. Причем подобные контракты заключаются практически в каждой стране ЦА, которую посещают японцы. И все же данные соглашения и реверансы японцев в отношении стран региона вовсе не являются свидетельством значительного «присутствия» Японии в Центральной Азии. Во-первых, масштабы  участия в экономической жизни региона даже при самых оптимистических оценках нельзя будет сравнивать с ролью, которую Китай начал играть в экономике ЦА. Во-вторых, у Японии нет какой-либо стратегии в отношении Центральной Азии и на текущий момент у нее вряд ли есть необходимость в формализованном подходе к странам региона. И причина этого вполне понятна, так как, в отличие от  той же России или Китая, Центральная Азия не имеет жизненно важного значения для Японии. Поэтому нынешний визит Синдзо Абэ при всей его важности необходимо рассматривать скорее как некое эпизодическое событие и воздерживаться от завышенных оценок и ожиданий», – заметил он.
Мост проложен
Политолог, глава общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев считает, что если брать Казахстан, то здесь Япония Китаю не конкурент, учитывая многомиллиардные контракты с Поднебесной и взаимодействие в рамках ШОС, что куда значимее, чем размытый по своему влиянию формат диалога «Япония – Центральная Азия». Кроме того, китайский проект Нового Шелкового пути, когда будет реализован, может снизить доходы Японии от экспорта. 
«Сейчас японские товары – транспортные машины, автомобили, мотоциклы, электроника, электротехника, химикаты – отправляются на продажу в основном морем, с введением же в эксплуатацию высокоскоростных дорог через Евразию свой экспорт по ним уже будет возить Китай. Во-вторых, японцев интересует в регионе сырье: газ, уран, редкоземельные металлы. Не случайно пакеты соглашений с приличными инвестициями были подписаны с Казахстаном, Туркменистаном и Узбекистаном, в то время как бедным на сырье Кыргызстану и Таджикистану пообещали денег в разы меньше. В-третьих, это закрепление своего влияния в регионе, с которым Япония не имеет морских границ. Не случайно, что премьер начал свой визит с Монголии, страны, которую императорская Япония пыталась даже захватить в 1939 году. Сейчас у этих двух государств отношения весьма благожелательны, Япония сильно помогла Монголии пережить трансформацию в 90-х годах. Я не думаю, что Вашингтон руками Токио будет сильно мешать разного рода инициативам в ЦА. Он вполне это способен делать самостоятельно, кроме того, государства региона достаточно открыты для контактов, это не Северная Корея, где приходится американцам ловчить, чтобы, например, выведать какие-то сведения. Что же касается казахстанско-японских взаимоотношений, то они всегда демонстрировали устойчивый и дружелюбный характер, и будут такими оставаться. Проблем здесь не вижу. Японские инвестиции, правда, носят не очень заметный характер по сравнению с китайскими, тем не менее они на экономику страны работают успешно. В 90-х годах в Семее через Иртыш на японские деньги построили мост, который спас тогда Восточный Казахстан от транспортных проблем. Это такой символ получился японско-казахстанских отношений. И в политических, и в экономических контактах между двумя странами мосты также давно налажены», – сказал Эдуард Полетаев.
Расул Арин заметил, что на протяжении уже почти 10 лет Япония была в ожидающей позиции по отношению к Центральной Азии. Но с приходом проактивного политика Синдзо Абэ началась интенсификация отношений. К тому же  в Центральной Азии США и Япония имеют схожие цели по либерализации экономик стран региона и их прямому выходу на мировой рынок из изоляции. Но подходы, используемые  Вашингтоном и Токио, различаются. Япония не совмещает экономические и политические интересы, как это делают США, и менее категорична по отношению к проблемам прав человека и демократического развития. Это уже сугубо культурный фактор. В отличие от США, Япония считает, что демократия должна быть достигнута путем собственного опыта. И этот принцип позволяет японской политике в регионе оставаться гибкой. Другими словами, если Америка будет делать то, что хочет, то Япония будет делать то, что может и умеет делать хорошо, считает эксперт.
Хорошее сочетание
Он заметил, что в период экономических сложностей сотрудничество с Японией может помочь восстановлению и развитию  казахстанской экономики.  Важным направлением сотрудничества является строительство атомной станции на территории Казахстана, напомнил он.
«Есть еще два важных компонента в наших экономических отношениях, это инвестиции и технологии. Привлечение инвестиций из Японии, как и из других развитых стран, становится очень важным ориентиром нашей внешнеэкономической политики. По валютным резервам Япония является второй после Китая. И данный факт говорит о колоссальном финансовом потенциале Японии. Поэтому важным является сотрудничество не только на уровне государств, но и на уровне бизнес-сообществ. Именно для этого проведен казахстанско-японский бизнес-форум. Другой важный капитал Японии – это технологии. Благодаря высокому уровню научно-технического развития Токио обладает большим технологическим опытом. И, как было заявлено, Япония готова делиться своими технологиями в приоритетных для нас сферах: химическая промышленность, атомная энергетика, логистика. Согласно новой политике, Япония будет экспортировать не просто высококачественную и высокотехнологическую продукцию, как это происходило раньше, а экспортировать инфраструктурные и другие виды технологий и проектов. В нашем случае это постройка атомной станции. Также по итогам данного турне Япония намерена построить перерабатывающие заводы в Туркменистане и Узбекистане. Благодаря этому факту страны региона смогут значительно продвинуться в индустриальном развитии и ослабить свою зависимость от сырьевого экспорта. Здесь интересы Японии и Центральной Азии очень хорошо сочетаются», – заключил он. 

Марат ЕЛЕМЕСОВ, Алматы




Искать похожие статьи:

Оставьте свои комментарии